Проблема расселения горбуши (неэндемичного вида) в лососевых реках
Просмотров: 29

академик Д.С. Павлов, А.А. Махров, С.В. Прусов, К.В. Кузищин, Г.Ю. Жарков

 

Появление любого чужеродного вида всегда вызывает вопрос о возможности его негативного влияния на естественные экосистемы. В пределах естественного ареала, в бассейне Тихого океана, горбуша весьма многочисленна и успешно конкурирует в период нагула с другими лососевыми (Ruggerone, Nielsen, 2004). Встает вопрос – не может ли возникнуть конкуренция горбуши с лососевыми и в реках северной Европы? Кроме того, горбуша массово погибает при нересте – не окажет ли это влияние на экосистемы европейских рек?

Проблема взаимоотношения горбуши и семги (атлантического лосося) активно обсуждается рыболовами. В зарубежных средствах массовой информации появились сообщения о появлении горбуши в реках западной Европы (например: “Инвазивная тихоокеанская горбуша обнаружена в реках Шотландии” (“Invasive Pacific pink salmon found in Scottish rivers”) – https://www.bbc.com/news/uk-scotland-highlands-islands-49482634), а газета “The Times” даже опубликовала статью под названием “Природному лососю угрожают инвайдеры, разведенные в Холодную Войну” (“Native salmon threatened by invaders bred in Cold War”) (https://www.thetimes.co.uk/article/native-salmon-threatened-by-invaders-bred-in-cold-war-csrvmg0v7dh). Однако, оценка взаимоотношения горбуши и атлантического лосося, даваемая рыболовами и журналистами, обычно не опирается на научные данные.

К сожалению, специальные исследования этих проблем не проводились. Мы постарались обобщить немногочисленные имеющиеся в литературе данные о взаимоотношении горбуши и аборигенных видов. Однако, сначала приведем сведения о современном распространении горбуши в новом для нее регионе.

 

Появление и распространение горбуши в северной Европе и прилегающих регионах

Исходно нерестовые реки горбуши расположены в северной части бассейна Тихого океана и прилегающих областях бассейна Северного Ледовитого океана (Babaluk et al., 2000; Черешнев, Кириллов, 2007). Однако с 1956 года горбушу стали вселять в водоемы Европейского Севера, и в настоящее время она широко расселилась в бассейнах Белого и Баренцева морей (Зубченко и др., 2004; Witkowski, Głowacki, 2010; Веселов и др., 2016; Алексеев и др., 2019). С первых лет вселения началось распространение горбуши из этих бассейнов как на восток, так и на запад.

Горбуша регулярно ловится в бассейне Карского моря (Богданов, Кижеватов, 2015). В 2017 году наблюдался значительный заход производителей горбуши в реки Норвегии (Mo et al., 2018; Sandlund et al., 2019), Шотландии (Armstrong et al., 2018) и Ирландии (Millane et al., 2019). В некоторых норвежских реках в 2018 обнаружена молодь горбуши (Sandlund et al., 2019). В 2019 году горбуша ловилась во многих местах вдоль побережья Гренландии и даже в одной из рек этого острова (Nielsen et al., 2020). Резкий рост численности горбуши делает необходимым рассмотрение вопроса о влиянии этого вида на нативных лососевых – семгу (атлантического лосося), кумжу, арктического гольца.

 

Взаимоотношения горбуши и аборигенных видов

Результаты наблюдений на рыбоучетных заграждениях показали, что в годы массового захода горбуши в реку Варзуга (Кольский полуостров) происходила задержка захода семги в реку (Лысенко, Берестовский, 1999; Зубченко и др., 2004). Аналогичное явление наблюдается в реке Кереть, расположенной на Карельском берегу Белого моря (сообщение сотрудников Выгского рыбоводного завода).

О.Г. Кузьмин (1980) сообщает, что в 1973 году в реке Порье (Карельский берег Белого моря) горбуша заняла все участки, на которых обычно нерестилась семга. Нерест горбуши продолжался до начала октября, и созревшие производители семги все это время держались вне нерестилищ. По наблюдениям А.В. Зубченко с соавторами (2004), даже после окончания нереста горбуши семга часто избегает мест, выбранных горбушей для нереста.

Как отмечают М.Ю. Алексеев с соавторами (2019, с. 8): “К моменту начала нереста атлантического лосося, обычно в последней декаде сентября, мёртвая горбуша ещё присутствует в русле и по берегам, и ощущается запах гнили. Несмотря на это, видимых проблем с нерестом сёмга не испытывает, поскольку плотности расселения её молоди продолжают оставаться достаточно стабильными, а наблюдаемую в последние годы депрессию численности мы связываем с усилившемся нелегальным выловом … “. То есть, несмотря на задержку захода в реку семги и наличие мертвых рыб в реке, существенного влияния горбуши на воспроизводство семги не отмечено. Возможно, это связано с тем, что мягкие ткани горбуши быстро разлагаются; на Камчатке это происходит примерно за 12 дней (Кучерявый и др., 2010).

Может ли конкуренция с горбушей возникнуть на какой-либо стадии онтогенеза семги? Поскольку горбуша нерестится раньше семги, она не может перекапывать нерестовые бугры семги. Большая часть молоди горбуши уходит, не начав питаться, и не может конкурировать с молодью семги за пищу. Наоборот – молодь горбуши может служить пищей кумже (Бакштанский, 1964) и молоди семги. Однако, не изученными остаются взаимоотношения горбуши и семги в период нагула в море, который у обоих видов происходит в Северной Атлантике.

Большое количество погибающей горбуши, по мнению некоторых исследователей (Зюганов, Веселов, 2016), может негативно повлиять на редкий вид моллюсков, обитающий в реках Северной Европы – пресноводную жемчужницу Margaritifera margaritifera). Прямые доказательства негативного влияния горбуши на жемчужницу дают результаты паразитологических исследований – личинки жемчужницы обнаружены на жабрах производителей горбуши (Гроздилова, 1974), и они погибают вместе с этими рыбами.

Необходимо отметить позитивную роль горбуши для экосистем северных рек – погибая, она вносит в баланс реки большое количество морских биогенов и увеличивает кормовую базу рыб. Кроме того, лов горбуши отвлекает местное население от лова кумжи.

В целом по имеющимся научным данным влияние горбуши на природные экосистемы лососевых рек Русского Севера можно оценить как негативное, но пока относительно слабое (существенно менее значимое, чем браконьерство). Необходимы специальные исследования этого вопроса.

 

Пути снижения численности горбуши на Европейском Севере

Для снижения численности горбуши целесообразно расширять масштабы ее промыслового лова. Рекомендовано неограниченное изъятие этого вида всеми видами промысла в реках Мурманской области (Алексеев и др., 2019).

Однако, полное уничтожение горбуши в регионе и невозможно, и нецелесообразно, поскольку она стала важным промысловым объектом для населения беломорского побережья. В 2019 г. уловы горбуши в бассейнах Баренцева и Белого морей, включая море и реки, составили 417 т, в том числе в Мурманской области – 382 т. В настоящее время ВНИРО разрабатывает проект увеличения численности линии горбуши, нерестящейся в четные годы.

Поэтому целесообразно регулировать численность горбуши. В частности, эффективным было бы устройство в устьях рек, где организован любительский лов лососевых, рыбоучетных заграждений, где можно было бы полностью изымать горбушу и учитывать семгу, кумжу и арктического гольца (как это делается сейчас на реке Варзуга). Однако, в этом случае необходимо организовать в устье реки рыболовный участок для отлова горбуши. Как свидетельствует опыт такого лова на Варзуге, сочетание лова горбуши и любительского лова эффективно, если они организуются одним и тем же предприятием.

Возможно также использование генетических методов стерилизации горбуши. Сотрудниками Института проблем экологии и эволюции РАН проведен успешный эксперимент по получению и выращиванию триплоидов беломорской горбуши. Однако, из-за неизвестных ранее особенностей определения пола горбуши (Махров и др., 2018) триплоиды были представлены только самцами и интерсексами. Эти рыбы были стерильными, но гонады у них развивались, и темп роста был очень невысоким, поэтому они не могут быть подходящим объектом как для пастбищной аквакультуры, так и для выращивания в садках (Артамонова и др., 2018). Перспективным кажется совмещение триплоидизации с реверсией пола (получением потомства, состоящего только из самок). В этом случае есть надежда получить стерильных, и в то же время крупных особей.

Дозированный выпуск с рыбоводных заводов стерильной триплоидной горбуши, срок жизни которой не ограничивается двумя годами, мог бы стать компромиссом между задачей сохранения природных экосистем и необходимостью поддержки жителей Беломорья.

 

Возможные направления исследовательских работ, которые могут быть поддержаны Ассоциацией “Русский лосось”

Необходима разработка специальной программы научных исследований влияния нереста горбуши на нерестовое поведение и нерест кумжи и атлантического лосося, а также изучения развития икры семги в буграх в районе нерестилищ горбуши и мониторинга численности молоди семги в возрасте 0+ в этих местах. Эти исследования могут проводить специалисты-ихтиологи при помощи рыболовов-любителей.

 

Литература

Алексеев М.Ю., Ткаченко А.В., Зубченко А.В., Шкателов А.П., Николаев А.М. 2019. Распространение, эффективность нереста и возможность промысла интродуцированной горбуши (Oncorhynchus gorbuscha Walbaum) в реках Мурманской области // Российский Журнал Биологических Инвазий. № 1. с. 2-13. (Alekseev M.Yu., Tkachenko A.V., Zubchenko A.V., Shkatelov A.P., Nikolaev A.M. 2019. Distribution, Spawning and the Possibility of Fishery of Introduced Pink Salmon (Oncorhynchus gorbusha Walbaum) in Rivers of Murmansk Oblast // Russian Journal of Biological Invasions. V. 10. No. 2. p. 109–117.)

Артамонова В.С., Пономарева М.В., Игнатенко В.В., Махров А.А. 2018. Особенности развития гонад у искусственно выращенной триплоидной и диплоидной беломорской горбуши Oncorhynchus gorbuscha (Walbaum) // Сибирский экологический журнал. № 3. с. 366-377. (Artamonova V.S., Ponomareva M.V., Ignatenko V.V., Makhrov A.A. 2018. Gonadal Development of Diploid and Triploid Pink Salmon (Oncorhynchus gorbuscha) from the White Sea // Contemporary Problems of Ecology. v. 11. No. 3. p. 331–341.)

Бакштанский Э.Л. 1964. Воздействие хищников на молодь горбуши Oncorhynchus gorbuscha (Walb.) и кеты Oncorhynchus keta (Walb.) в Белом и Баренцевом морях // Вопросы ихтиологии. т. 4. вып. 1. с. 136-141.

Богданов В.Д., Кижеватов Я.А. 2015. Горбуша (Oncorhynchus gorbuscha, Walbaum, 1792) – новый вид водных биологических ресурсов в Ямало-Ненецком автономном округе // Вестник АГТУ. Сер.: Рыбное хозяйство. № 3. с. 7-14.

Веселов А.Е., Павлов Д.С., Барышев И.А., Ефремов Д.А., Потуткин А.Г., Ручьев М.А. Полиморфизм покатной молоди горбуши Oncorhynchus gorbuscha в реке Индера (Кольский полуостров) // Вопросы ихтиологии. 2016. Т. 56. № 5. С. 571-576.

Гроздилова Т.А. 1974. Паразитофауна горбуши (Oncorhynchus gorbuscha Walb.) Белого моря // Паразитология. т. 8. № 4. с. 293-297.

Зубченко А.В., Веселов А.Е., Калюжин С.М. 2004. Горбуша (Oncorhynchus gorbuscha): проблемы акклиматизации на Европейском Севере России. Петрозаводск-Мурманск: “Фолиум”. 82 с.

Зюганов В.В., Веселов А.Е. 2016. Об отрицательном влиянии дальневосточного вселенца горбуши Oncorhynchus gorbusha на местную экосистему “жемчужница Margaritifera margaritifera – лосось Salmo salar” в реках бассейна Белого моря // Успехи современной науки и образования. № 2. с. 38-43.

Кузьмин О.Г. 1980. О взаимоотношениях атлантического лосося (Salmo salar и горбуши (Oncorhynchus gorbuscha) в малых реках Кольского полуострова // Итоги и перспективы акклиматизации рыб и беспозвоночных в водоемах СССР. Тез. докл. Всесоюз. конф. Махачкала, 23-25 сентября 1980 г. М. с. 226-228.

Кучерявый А.В., Пельгунова Л.А., Савваитова К.А., Павлов Д.С. 2010. Влияние миног и некоторых других животных на утилизацию вещества морского происхождения в лососевых реках // Известия ТИНРО. т. 163. с. 131-140.

Лысенко Л.Ф., Берестовский Е.Г. 1999. Лососи реки Варзуга. Мурманск: ММБИ КНЦ РАН, 36 с.

Махров А.А., Артамонова В.С., Колмакова О.В., Пономарева М.В. 2018. Модель определения пола горбуши Oncorhynchus gorbuscha (Walbaum, 1792) (Salmonidae, Osteichthyes) под действием многокопийных генов, локализованных в половых хромосомах // Доклады Академии Наук. т. 478. № 3. с. 362-365. (Makhrov A.A., Artamonova V.S., Kolmakova O.V., Ponomareva M.V. 2018. Sex determination model in pink salmon Oncorhynchus gorbuscha (Walbaum, 1792) (Salmonidae, Osteichthyes) controlled by multi-copy genes located in sex chromosomes // Doklady Biochemistry and Biophysics. V. 478. p. 21–24.)

Черешнев И.А., Кириллов А.Ф. Рыбообразные и рыбы морских и пресных вод бассейнов морей Лаптевых и Восточно-Сибирского // Вестник СНВЦ ДВО РАН. 2007. № 2. с. 95-106.

Armstrong J.D., Bean C.W., Wells A. 2018. The Scottish invasion of pink salmon in 2017 // Journal of Fish Biology. v. 93. p. 8-11.

Babaluk J.A., Reist J.D., Johnson J.D., Johnson L. First Records of Sockeye (Oncorhynchus nerka) and Pink Salmon (O. gorbuscha) from Banks Island and Other Records of Pacific Salmon in Northwest Territories, Canada // Arctic. 2000. v. 53. P. 161–164.

Millane M., Walsh L., Roche W.K., Gargan P.G. 2019. Unprecedented widespread occurrence of Pink Salmon Oncorhynchus gorbuscha in Ireland in 2017 // Journal of Fish Biology. v. 95. p. 651–654.

Mo T.A., Thorstad E.B., Sandlund O.T., Berntsen H.H., Fiske P., Uglem I. 2018. The pink salmon invasion: a Norwegian perspective // Journal of Fish Biology. v. 93. p. 5–7.

Nielsen J., Rosing-Asvid A., Meire L., Nygaard R. 2020. Widespread occurrence of pink salmon (Oncorhynchus gorbuscha) throughout Greenland coastal waters // Journal of Fish Biology. v. 96. p. 1505–1507.

Ruggerone G.T., Nielsen J.L. 2004. Evidence for competitive dominance of Pink salmon (Oncorhynchus gorbuscha) over other Salmonids in the North Pacific Ocean // Reviews in Fish Biology and Fisheries. V. 14. p. 371-390.

Sandlund O.T., Berntsen H.H., Fiske P., Kuusela J., Muladal R., Niemelä E., Uglem I., Forseth T., Mo T.A., Thorstad E.B., Veselov A.E., Vollset K.W., Zubchenko A.V. 2019. Pink salmon in Norway: the reluctant invader // Biol Invasions. v. 21. p. 1033–1054.

Witkowski A., Głowacki P. A record of pink salmon, Oncorhynchus gorbuscha (Actinopterygii, Salmoniformes, Salmonidae), in the Revelva river, Hornsund area (SW Spitsbergen) // Acta Ichthyologica et Piscatoria. 2010. V. 40. P. 87-89.